Зов высоких широт. Часть 3.

15/09/2014

Начало см. здесь.

Автор - Александр Обоимов.

СТРАНА ЛЕГЕНД

На Земле есть места, где жара круглый год не опускается ниже +35 градусов. На Земле есть места – например, Тимбукту – где столбик термометра заползает на отметку +55. А есть места, где и в августе температура редко поднимается выше двух градусов тепла. Например, Земля Франца-Иосифа или ЗФИ, как ее называют для краткости, те которые хоть раз побывал здесь – это одна из самых северных территорий России и всего мира, туда и лежал наш путь, к 80-й параллели. При хорошем ветре и отсутствии льдов мы планировали дойти до архипелага за 40 часов. В первые сутки нашего перехода мы пересекли желоб Святой Анны, который был открыт в Карском море благодаря дрейфу шхуны «Святая Анна» экспедиции Георгия Брусилова. По плану мы должны были двигаться на север, но ледовая обстановка этого года серьезно внесла коррективы в наш маршрут. А вмерзать в лед и повторять судьбу печально известной экспедиции нам очень не хотелось. Поэтому, посовещавшись, мы приняли решение обойти по 79-й параллели сложный участок и двинуться на север уже проливами архипелага Земля Франца-Иосифа. Первым островом, который мы должны посетить был остров Галля. Мыс Тегеттхофф острова Галля – знаковое место. 30 августа 1873 года сюда подошло судно «Адмирал Тегеттхофф», с экспедицией Юлиуса Пайера и Карла Вайпрехта. Так был открыт архипелаг Земля Франца-Иосифа. Здесь же находятся остатки зимовья экспедиции Уэльмана и знаменитые скалы Заварицкого на южной оконечности острова, которые возвышаются из самого моря.

От сурового, но гостеприимного острова Визе до архипелага около двухсот миль. Наш научный руководитель экспедиции и известный геолог-одиночка Юрий Викторович Карякин, должен исследовать на архипелаге дайки (трещины в земной коре, заполненные магмой, базальтовые останцы) и произвести геологические отборы проб.

Пошла уже третья неделя нашего плавания, властелин морей Посейдон, наверное, смилостивился над нами – полный штиль, наша яхта легко скользила по водной глади, и только надоедливые чайки-моевки сопровождали нас, время от времени садясь на наши мачты. Изредка мы встречали на своем пути красивые бирюзовые айсберги, один из них поразил весь экипаж своей величиной, по размерам он был с пятиэтажный дом. Этот красавец так и просился в объектив фотоаппарата.

3.jpg

Арктику по праву можно назвать одним из самых малоизученных мест на планете. Ледяные глыбы, медленно и величаво плывущие по океанской поверхности, пронизывающий холод, полярные животные, для которых эти, казалось бы, безжизненные территории являются родным домом. И на многие сотни километров вокруг – ни одной живой души, и ты остаешься один на один с этим белым безмолвием и с самим собой.

Кто не был Арктике, тому трудно объяснить, как здесь красиво. Казалось бы, снег и лед кругом, но эта суровая, однообразная белизна спящей земли оглушает, бьет по глазам. А ровное, низкое, свинцовое небо над островами? На него хочется смотреть и смотреть, наблюдая, как перетекают друг в друга серые, фиолетовые, темно-синие краски. А то вдруг выстрелит из-за тяжелых туч луч солнца, разметает в клочья серые громадины, и из рваных дыр покажется нежно-лазоревое небо. Всего на миг, но в этот момент все вокруг преображается до неузнаваемости, проходит немного времени, а облака снова заволокли небосвод...

и.JPG

На одной из льдин наш экипаж увидел белого медведя, который обедал нерпой. Мы заглушили мотор на яхте и начали потихоньку приближаться к нему. Когда расстояние до него сократилось до 20 метров, медведь недовольно поднял голову и с подозрением посмотрел на нас. Мы сократили дистанцию до десяти метров, но такого нахальства хозяин Арктики стерпеть уже не мог, он деловито ухватил тушу нерпы и переплыл на соседнюю льдину. Весь его вид показывал нам, что делиться пищей он с нами не намерен. Мне хватило времени, чтобы сделать несколько десятков прекрасных снимков самого сильного хищника Арктики. Нечасто удается увидеть мишку за трапезой в дикой природе.

р.jpg

Через несколько миль наблюдаем семейную идиллию - медведица с двумя медвежатами безмятежно отдыхают на кромке льда. Нас они совершенно не боятся, проходим от них совсем близко, медведица став на лапы принюхивается и с любопытством смотрит на яхту и на нас. Далее видим, что совсем еще молодой медведь с любопытством рассматривает яхту, направляемся к льдине. Умка совершенно не боится нас, видимо еще ни разу не встречался с человеком. Его взгляд как бы спрашивал: «А вы кто такие и что здесь делаете?» В этом году дрейфующих льдов оказалось в этих краях больше чем достаточно, а для медведей это самое главное.

Ледовая обстановка с юга была, конечно, благоприятней, чем с востока архипелага, но поплутать среди лабиринтов льдов и айсбергов нам довелось вдоволь, выискивая путь для нашей яхты. В полночь 18 августа подошли вплотную к 80-й параллели. Двое из нашего экипажа: Сергей Ельчанин и Алексей Игнатьев так высоко никогда не заплывали, нужно было «окрестить» новичков. Приготовили принадлежности: плафон от топового огня – для морской воды, спирт 80-градусной крепости, сало. Ждём момента…

«Апостол» приблизился вплотную к заветной черте, но, замерев в полумиле, повернул на 90 градусов и пошёл вдоль параллели. Чёрт! Лёд перекрыл дорогу к празднику. Прошло ещё 12 часов, прежде чем мы смогли пересечь 80-ю и провести ритуал: вновь обращённые выпили по плафону забортной морской воды, запили её спиртом и были приняты в когорту высокоширотных путешественников и моряков. К ритуалу присоединился и Дмитрий Рубчевский – он пересекал 80-ю ранее, но под водой.

DSC_0364.JPG

Утром вся команда стояла на палубе нашего «Апостола Андрея», вглядываясь в туман, который то тут, то там начинало разрывать. Мы знали, что уже скоро мы увидим острова архипелага. Внезапно на северо‑западе туман рассеялся совсем, и нам довелось увидеть очертания скал. А через мгновение перед нашими глазами во всем блеске развернулась панорама горной страны, сверкавшей ледниками. В первое время мы стояли, точно парализованные, и не верили в реальность увиденной красоты. Особенно были поражены Сергей, Дмитрий и Алексей, которые были на архипелаге впервые: «Это просто сказочная страна!»– воскликнули они в унисон. Действительно, поначалу просто цепенеешь от зрелища, перед нами открылось одно из прекраснейших мест Арктики. Суровые скалы на белоснежном фоне неба были удивительно разнообразны. Прикрытые шапками облаков, белые купола ледников стекают вниз сначала полого, а потом все круче и круче, обрываясь в океан голубыми лепестками. Лишь в некоторых местах торчат из-подо льда вершины базальтовых скал и у их подножия островки тундры, где есть растительность.

м.jpg

Земля Франца-Иосифа – это особое место на планете. Горсть островов, брошенных в Северном Ледовитом океане, сразу за 80-й параллелью. Как признают все, кто здесь побывал, тут воистину неземная красота – невысокие отвесные острова (до 600 м высотой) часто заканчиваются ажурными террасами. Одним словом – «Терра инкогнита». Самая ближняя к Земле Франца-Иосифа известная географическая точка – Северный полюс. Эта простая фраза описывает саму сущность архипелага, далекого и неприступного, неизведанного и дикого, и все-таки до боли знакомого. Тут все четко: полгода ночь, полгода день, снег и лед есть всегда, иногда растут цветы, много белых медведей и практически совсем нет людей, кроме пограничников на заставе острова Земля Александры и полярников объединенной гидрометеорологической станции на острове Хейса.

– Здравствуй, страна легенд, вот я и вернулся сюда, – сказал я архипелагу шепотом. – Значит, не зря я монетку бросал, мы опять встретились с тобой.

БИРЮЗА АРКТИКИ

Все-таки, есть в Крайнем Севере манящая, непонятная жителю средней полосы прелесть: чем дальше в Арктику, тем чище становится воздух, им хочется дышать и дышать, который, он, наверное, только здесь остался настоящим, чистым, в нем нет пыли, а морская вода начинает играть совершенно неестественными, казалось бы, красками. Для человека, который впервые попал в эти широты – это значит по-настоящему понять, какой он, настоящий север – бескрайний и загадочный.

20.jpg

Высадка на остров произошла сразу после завтрака. Быстро подготовив наш «тузик», так любовно команда называет свою моторную надувную лодку, мы втроем: капитан, геолог Карякин и я, отправились к мысу Тегеттхофф. Пока Юрий Викторович занимался альпинизмом и отбором геологических проб на скалах Заварицкого, мы с Николаем Литау посетили место, где зимовала экспедиция Уэльмана. Четверть века назад профессор П.В. Боярский проводил в этих местах раскопки, и нашел много уникальных вещей, которые свидетельствовали о вынужденной зимовке экспедиции. Под жилье использовалось одно из щитовых строений экспедиции Фредерика Джексона, перевезенное Уэльманом с мыса Флоры в 1898 году.

9.jpg

Нашему взору представились остатки здания. Как известно, что дерево в Арктике не гниет и в отличие от железа может очень долго находиться в суровых условиях. Нам посчастливилось обнаружить предметы того времени: ящики с надписями и штампами экспедиции, кованые гвозди конца XIX века, остатки обуви, металлическую печь для обогрева домика. В ста метрах, на скале был виден знак, мы поднялись на нее и увидели на знаке памятную табличку, установленную выпускниками Австрийской Военной Академии имени Марии Терезы выпуска 1972 года в честь открытия архипелага Ю. Пайером и К. Вейпрахтом. Осмотрев внимательнее место, мы обнаружили под знаком капсулу, вскрыв которую нашли письмо, датированное 1995 годом. В нем на немецком и русском языках говорилось, что установка памятной доски была проведена совместной российско-австрийской научной экспедицией на месте, где экипаж «Адмирал Тегеттхофф» ступил на эту землю.

Сфотографировав письмо, мы положили его обратно. Было неожиданно увидеть знакомую фамилию, среди тех, кто устанавливал памятный знак. По прибытию на Большую землю, я, конечно, пошлю фотокопию заместителю директора музея Арктики и Антарктики Валерию Ипполитову. Ему, наверняка, будет приятно, что спустя 19 лет, один из его знакомых обнаружил послание, подписанное им, на Земле Франца-Иосифа.

Затем мы пошли к скалам Заварицкого, вершины которых скрывались в облаках. Красота неописуемая, это нужно просто видеть, фотоаппарат не передает ощущений, которые испытываешь, видя это творение природы. Юрий Викторович в своей красной куртке был виден издалека. Нам пришлось изрядно потрудиться, прежде чем мы добрались до той высоты, где он работал. По пути я нашел великолепный образец окаменелого дерева, как сказал мне потом Карякин, его возраст составляет примерно 150 миллионов лет. Это время, когда царствовали динозавры.

б.jpg

Ну, и, конечно, мы потом все вместе пошли к самому знаменитому месту – мысу Тегеттхофф, который еще зовут «Зубы дракона». И в самом деле, издалека есть сходство. В хорошую погоду с моря их видно за 20 миль. Мы с капитаном взяли на память по камешку, а Юрий Карякин и так их набрал целый рюкзак.

Вода у берегов ЗФИ серо-голубая, и если долго смотреть на нее, то можно заметить, как она вдруг в какой-то момент начинает играть на поверхности бирюзовыми оттенками. И в этом уже видится какая-то магическая закономерность – название камня бирюзы переводится с персидского как "счастье", и, кажется, неслучайно – такое же внутреннее сознание близости с природой наполняет гостя здешних мест. Прозрачность воды в этих местах просто поражает, на мысе Тегеттхофф мы наблюдали любопытных моржей, которые приплыли к нашей лодке познакомиться с нами. Эти с виду неуклюжие животные на суше, в воде очень грациозны. Размеры этих гигантов морских просторов вызывают уважение, взрослые особи достигают 4-х метров в длину и до тонны и более весом. Даже хозяин Арктики, белый медведь, не связывается с ними, мощные клыки моржей, достигающие 80 сантиметров, представляют серьезную угрозу для него. Мы снимали этих клыкастых красавцев с расстояния не более двух метров, но потом один из моржей, проплывая под лодкой, чуть не перевернул нас. И мы поняли, что шутить с этими гигантами опасно, в дальнейшем старались держаться от них на почтительном и безопасном расстоянии.

п.jpg

Следующей точкой нашего плавания должна была быть Земля Вильчека. Но, когда до острова оставалось не больше десяти миль, путь нам преградили ледяные поля. Искали проход несколько часов, но безуспешно. Тогда было принято решение идти к острову Гукера. Погода стояла просто на загляденье: практически полный штиль, практически чистое небо – облаков совсем немного, светит солнышко. Даже температура воздуха – 1 градус была нам в радость, но подойдя к острову, нам путь в очередной раз преградили ледовые поля. Посоветовавшись, пошли на остров Нортбрук, там штурмана Альбанова и матроса Конрада подобрала шхуна «Святой мученик Фока» экспедиции лейтенанта Георгия Седова. И очень хотелось посмотреть мыс Флора, где экспедиция Фредерика Джексона в 1895году выстроила целый поселок. И хотя сам Джексон считал свои экспедиции неудачными с 1892 по 1897 гг., многие обязаны ему своему спасением.

Облака в очередной раз рассеялись, и выглянуло солнышко, и тут все услышали восторженный возглас рулевого Сергея: «Киты!» Действительно, на расстоянии трех кабельтовых от яхты резвились киты, выпуская фонтаны воды. Когда яхта подошла к ним чуть ближе, один из них нырнул глубже и показал нам свой хвост. Это было потрясающее зрелище. Выйдя на траверз к острову Нортбрук, в очередной раз с сожалением констатировали, что в этом году сложная ледовая остановка не позволяет нам выполнить всю программу нашего путешествия. Тогда решили пристать к льдине и провести ряд профилактических работ на яхте. К тому же команда требовала от меня шашлыков. Ровно в полночь все мы собрались на льдине около яхты. Мне пришлось блеснуть мастерством и кроме шашлыков, были приготовлены «бомбочки». Рецепт очень прост: очищенный картофель режется на три части, прокладывается салом и свежим луком и все это заворачивается в фольгу. Затем эти «бомбочки» кладутся в угли костра и через 8-10 минут готово великолепное блюдо. Попробуйте, ваши близкие будут вам очень благодарны.

к.jpg

После дегустации шашлыков, которые быстро остывали на небольшом морозце, все поднялись на яхту и вовремя – совсем близко к борту подплыла моржиха. Экипаж, схватив фотоаппараты и видеокамеры начал снимать ее. То, что это особь была женского пола, мы определили сразу, во-первых, у нее были маленькие клыки, ну а во-вторых, самцы так кокетничать с нами не стали бы, да и позировать тоже. Что она вытворяла под щелканье затворов фотоаппаратов: и умывалась, и хлопала в ласты, лежа на спине, подныривала под яхту, а выныривая, смешно фыркала, разбрызгивая воду. При этом, подплывала к нам вплотную, разглядывая нас своими добрыми глазами. Минут двадцать длилось это ее представление, но потом, то ли ей наскучило, что мы не ныряем вместе с ней и не резвимся на воде, то ли у нее появились еще какие-то более неотложные дела, она сделала прощальный эффектный кульбит, нырнула и больше мы ее не видели.

а.jpg

Полные впечатлений от встречи с ластоногим представителем арктических вод мы вернулись в кают-кампанию, еще долго рассматривая сделанные снимки и видеоматериал.  

л.jpg

ПОЛЯРНЫЕ МАКИ НА ЛЕДЯНЫХ ПРОСТОРАХ

Наутро, когда мы проснулись, то увидели, что лед от острова Нортбрук унесло на юг, и теперь наша яхта может спокойно подойти к мысу Флора. Название его полностью соответствует содержанию – это на самом деле одно из самых красивых и цветущих мест на архипелаге. Даже издалека этот мыс разительно отличается от других близлежащих островов, а все из-за обилия растительности, которая ломает стереотипы об Арктике как безжизненной чёрно-белой пустыне. Полярные маки тут цветут на каждом шагу, их лепестки устроены природой так, что получилась своего рода параболическая антенна, которая улавливает свет и тепло. И в этой «отапливаемой зоне» жизненные процессы происходят намного быстрее и активнее, а это очень важно, потому что относительно теплых дней с положительной температурой на островах Арктики можно пересчитать по пальцам.

мыс флора.jpg

Когда высаживаешься на берег, то тебя встречает многотысячный гомон птиц, ведь тут один из многих птичьих базаров на архипелаге. Особенно интересны гнездовья крачек – удивительно храбрых птиц, размером меньше голубя, снизу эти птицы белые, а верх тела темный, клюв и лапки ярко-красные. Крачки парят над водой и стремительно, сложив крылья, пикируют в воду. Их полет просто совершенен, но восхищает, конечно, больше всего их бесстрашие. Свое потомство они будут защищать самоотверженно. И нужно быть очень аккуратным и внимательным ни в коем случае не приближаться к гнездам и птенцам – птицы очень ревностно охраняют свои владения. Удар клювом по голове очень чувствительный, испытано на себе. Кстати, эти птицы совершают самые дальние перелёты (до 18 тыс. км в одну сторону), они гнездятся в Арктике, а зимуют в Антарктиде. Такие вот они путешественники. Но не только крачки атакуют любого, кто хочет приблизиться к птенцам, бургомистры не менее воинственны. Это одна из самых крупных птиц семейства чайковых, достигает в длину до 80 сантиметров и весом до 2,5 килограммов. Ведет себя, как полновластный хозяин этой местности: что хочу, то и забираю. За такое поведение, как принято считать, его и назвали «бургомистром» – по аналогии с правителем в мире людей. Нашего геолога Юрия Карякина пришлось спасать от этой немаленькой птички, когда подошел к обломку скалы сфотографировать птенцов.

На мысе Флора мы посетили памятные места, с которыми так неразрывно связана и наша история открытий и исследования в Арктике. Многие, мечтавшие о славе достижения северного полюса, считали долгом зайти на это место.

12.jpg

Вот долина, где проводили зимовку Джексон и Ли Смит, где произошла трогательная историческая встреча в 1896 году двух выдающихся полярных исследователей — Фритьофа Нансена и Джексона,где нашли приют штурман Альбанов и матрос Конрад (единственные люди, уцелевшие от экспедиции Брусилова). Это знаковое место покрыто белыми и розовыми цветами, желтыми полярными маками, нежно-голубыми северными незабудками и красным мхом. Все это на первый взгляд походило на восточный ковер.

Остров Нортбрук был открыт первой экспедицией Бенджамина Ли Смита в 1880 году, с 1894 по 1897 гг. на Флоре работала экспедиция английского путешественника Фредерика Джексона, который намеревался достичь Северного полюса, основываясь на бытовавшей тогда гипотезе о существовании «земель» Петермана и Оскара. Для этого и были построены жилые дома и несколько продуктовых складов на мысе Флора.

Мыс Флора является, возможно, самым значимым и оживленным перекрестком за всю историю полярных арктических исследований. Ну, или в любом случае одним из таких мест. Трудно будет найти в Арктике другое место, где бы произошло столько событий, сколько на этой южной оконечности Земли Франца-Иосифа.

Отчасти это объясняется удобным расположением, более мягким климатом, но не менее важной причиной являются залежи каменного угля прямо у поверхности чуть выше по склону от места стоянки (хотя он был найден не сразу). Так что мыс Флора однозначно уже занял свое место в истории как свидетель большого числа событий, в том числе и весьма эмоциональных. И, разумеется, от всех этих встреч, проводов и зимовок осталось множество артефактов, которые так и лежат в этой полярной земле с тех давних пор.Англичанин Фредерик Джексон в 1894-1897 годах организовал масштабную экспедицию именно на мыс Флора, более того речь шла не менее, чем о строительстве там полноценной стационарной базы под названием «Элмвуд» в виде большого дома, прикрепленного к единственному огромному валуну, и еще 5 домиков поменьше чуть в стороне на берегу маленького озера.

Именно здесь состоялась историческая, но случайная встреча двух знаменитых исследователей Севера – Фритьофа Нансена и Фредерика Джексона. 17 июня 1896 года к мысу подошли двое. Никто их не ждал и не встречал, и они сами не ожидали никого здесь встретить. Это были Фритьоф Нансен и его спутник Фредерик Яльмар Йохансен. Эта встреча фактически спасла им жизнь. В своё время Нансен не взял собой на «Фрам» Фредерика Джексона, так как считал, что Северный полюс должен быть покорён норвежцами.

з.jpg

Серые камни, отколовшиеся от скал, поднимающихся в поднебесье, остатки строений, истлевшие кости животных, обрывки одежды, куски мехов, обуви, проржавевшие консервные банки иностранного производства – все это напоминало о полярных неприветливых ночах, дикой угрюмости сурового севера и о трудных зимовках экспедиций.

В 1901 году на мысе Флора в память о трех погибших участниках экспедиции герцога Абруццкого к Северному полюсу был установлен четырехгранный памятник-обелиск из крупнозернистого мрамора. Надпись на нем еле различима, удается только разобрать «Requiem: F. Querini, H. Stokken, P. Ollier. – «StellaPolare» 1900 («Полярная Звезда» – название китобойного судна, лейтенант Кверини, машинист Стоккен и альпинист Олльер пропали без вести во льдах Северного Ледовитого океана).

Летом 1914 года шхуна «Святой мученик Фока» экспедиции Георгия Седова подошла к мысу Флора в весьма потрепанном состоянии. Топливо в трюмах закончилось давно, в топках паровых машин уже исчезли многие деревянные конструкции судна, а также канаты, запасные паруса, судовая библиотека, десятки убитых тюленей и моржей.. Идти в условиях полярных льдов только на одних парусах – мероприятие, близкое к самоубийству. Поэтому все постройки Ф. Джексона, за исключением небольшой дощатой корабельной рубки, были разобраны на дрова. Собственно для этого «Святой мученик Фока» и бросил здесь якорь, где случайно встретил двух членов экспедиции Георгия Брусилова – штурмана Альбанова и матроса Конрада. В память об этой встрече установлен крест с табличкой.

ж.jpg

Под ногами часто находим позеленевшие гильзы от патронов конца XIX – начала XX веков, остатки посуды, приборов. Подходим еще к одному из памятных знаков, на табличке написано: «Здесь 9 августа 1901 года во время испытательного похода первого в мире ледокола «Ермак» под командованием адмирала С.О. Макарова был поднят российский флаг».

Здесь и был в свое время похоронен моряк с судна Джексона, умерший от цинги в возрасте 52 лет. Я вспомнил слова, которыми Джексон сам описывал печальную сцену этих похорон.

"Земля была очень твердой, промороженной на глубину нескольких дюймов и пришлось применить кирки и ломы, чтобы прокопать ее. Мы работали изо всех сил, и никто не произнес ни одного слова. Каждый человек, вероятно, чувствовал, что и он сам мог бы быть одним из тех, кто был положен здесь отдыхать в безмолвной, холодной могиле Арктики".

16 августа 1914 года капитан первого ранга И. Ислямов, командующий экспедицией по поискам экспедиций Г. Брусилова, В. Русанова и Г. Седова, поднял на острове российский флаг и объявил архипелаг Земля Франца-Иосифа территорией России.

После осмотра достопримечательностей, более вековой давности, мы решили пройти на резиновой моторной лодке проливом, который совсем недавно образовался и отделил мыс Флора от основного острова Нортбрук, тем самым увеличив количество островов архипелага до 192. Ученый Совет Русского географического общества, Российского государственного музея Арктики, Мурманского морского пароходства и Архангельское областное Собрание выступили с ходатайством о присвоении вновь образовавшемуся острову архипелага Земля Франца Иосифа имени Героя Социалистического Труда, капитана атомного ледокола "Арктика", арктического мореплавателя Юрия Кучиева. Заявка на это была подана, но, насколько мне известно, еще не утверждена. Идея пройти проливом принадлежала нашему уважаемому геологу Юрию Карякину. Пролив на самом деле был сквозной, об этом нам свидетельствовало течение в нем, но глубины местами были всего 40 см, что для лодки с мотором слишком мелко. Поэтому, с глубоким сожалением, нам пришлось повернуть назад. Надо отметить, что погода в этих местах может поменяться в любую минуту, а мы находились не меньше чем в паре миль от нашей яхты. Резко поднялся сильный ветер, волны захлестывали через борт лодки. Тут еще совсем некстати заглох мотор, Литау с трудом смог его завести. Потратив уйму времени, усилий, промокнув до нитки, мы добрались до яхты. И только потом до нас дошло, что все могло кончиться вовсе не так благополучно, если бы мотор не завелся. Против ветра нам бы было не выгрести на веслах…

в.jpg

Далее мы планировали посетить остров Белл, который находился совсем рядом, всего в десяти милях от мыса Флоры. Этот небольшой остров, соседний с Землей Георга, где от цинги умер матрос Нильсен и где стоит домик «Эйры» экспедиции Ли-Смита. Гражданин Дании, он был настоящим старожилом «Святой Анны», так как плавал на ней еще с британским экипажем, когда судно еще носило название «Бленкатра». Команда похоронила его здесь же на северном берегу. Бухта носит теперь его имя. Но приблизившись к острову, мы увидели опять ледяное поле, через которое нашей яхте невозможно пробиться. На радаре четко видно, что прохода нет. Было очевидно, что в этом году ледовая обстановка намного сложнее предыдущих лет. Посовещавшись, приняли решение не рисковать. Жаль, что не смогли достигнуть в этом плавании островов Белой Земли, где есть вероятность обнаружить остатки экспедиции Георгия Брусилова, но против природы мы были бессильны. Будут еще экспедиции, которые все-таки смогут там побывать и попытаться разгадать тайну «Святой Анны». Большая часть программы экспедиции была все же выполнена: собраны гидрометеорологические данные по пути следования яхты, ежедневно они отправлялись в Гидрометцентр Северного управления, на их основе будет сделан анализ изменения метеорологических величин и проведено сравнение с данными вековой давности экспедиции Георгия Брусилова. Представителем Геологического института РАН Юрием Карякиным отобраны образцы проб на архипелаге Земля Франца-Иосифа…

г.jpg

Вот и закончилось наше пребывание на самом северном архипелаге нашей планеты, покрытым громадными вечными ледниками, от которых с грохотом откалываются голубые глыбы айсбергов. Тут между выброшенными океаном бревнами плавника ревут стада моржей, а с обрывистых скал срываются стайки черно-белых люриков и летят к океану, бросаясь прямо в “огненные” от солнца ледяные волны. Все это – Земля Франца-Иосифа.Страна вечных льдов, несбывшихся надежд и трагичных историй – ни одна экспедиция не достигла Северного полюса с этого архипелага (не считая самолетов и вертолетов), хотя до полюса отсюда всего пятьсот миль. Идут годы, идет освоение Арктики, но эти негостеприимные берега остаются прежними. Только птицы совершают свои бесконечные перелеты с юга и обратно, для них ничего не меняется.

На этой земле нет времени. Кажется здесь всегда белый бесконечный день. Солнце не садится за горизонт, оно медленно движется по небесному кругу. На этой земле нужно остановиться, и только тогда можно во всей полноте осознать свои чувства.

е.jpg

Характер архипелага переменчив и неспокоен. Иногда эта земля нежна своим голубым небом с легкими красивыми облаками и теплым солнцем, когда хочется лечь на мягкий красно-зеленый мох и смотреть в небо, чувствуя медленное движение земли, иногда сурова и замкнута, закрыв все вокруг плотными тяжелыми облаками, напустив туман и жесткий ветер со снежной крошкой секущей лицо. Но все равно есть в этой земле то, что не позволяет забыть эти маленькие острова в океане, то, что невозможно объяснить во всей полноте и оставляет только глубокое чувство нежности к этому архипелагу...

А монетку через плечо я еще раз бросил – надеюсь, что еще увидимся.

Продолжение следует..

См. также: